Виктория Грекова – автор двух поэтических сборников — «Город, который умеет любить»,  «Я остаюсь, чтобы жить»,  и книги детских стихов «Космическая сказочная азбука». Детские стихи публиковались в журнале «Чердобряк» и  в ежегодном литературном альманахе «Витражи».

 

Финалист конкурса «Пушкин в Британии-2017».  Победитель международного конкурса стихов «100 лет. 100 слов». Лауреат Международного конкурса современной духовной художественной литературы «Молитва» (2022).

Грекова Виктория

***

радуйся Мария
целовать
маленького тёплого смешного
пахнет молоком твоим и снова
петь ко сну пустяшные слова

 

в них весна и греет пятки степь
и морские волны пахнут солью
и любовь
и больно на кресте
вот я глупая
ты спи малыш
не больно

 

каждый пальчик вымыт и намолен
хлеб да соль
волхвам нехитрый пир
радуйся, Мария
этот мир
старый мир
спасён твоей любовью

 

***

Господи, прошу, обереги
Всех, кто был мне послан в утешение.
Рождества неслышные шаги
Отскрипят секунды и мгновения.

 

И зайдут печальные волхвы
В пластик и стекло горящих елей.
Так слепы и беззащитны вы,
Дети палачей и менестрелей.

 

От свечей тяжёлые круги
Лунными приливами омыты.
Господи, исполнить помоги
Матерей предутренних молитвы.

 

***

Когда я отправлюсь домой,
не знаю куда, но домой
из этой уставшей планеты,
скажи, ты же выйдешь со мной,
не знаю когда, но со мной
из лета?

 

И если я вспомнить смогу,
не знаю лишь как, но смогу,
что пахнут крылами тюльпаны,
я в солнца твои убегу,
в дыханье твоё убегу,
в карманы.

 

Так больно вдруг станет в груди,
в моей несейчасной груди
от бликов и запахов сада.
Ты лучше за мной не иди,
пусть я позову – не иди,
не надо.

 

***

Между двух строчек
на полях драмы
говорить с дочкой,
вспоминать маму.

 

Научить сына
поливать кактус.
Позвонить сильным,
прошептать «как ты?»

 

Позвонить слабым,
подышать в трубку.
Написать ямбом,
поиграть звуком.

 

Заложить стирку,
заварить кофе.
Обметать дырку,
почитать Грофа.

 

Уболтать сердце
не спешить в пропасть.
Прополоть перцы.
Пирожок слопать.

 

Закопать яму
на стене блога.
Вспоминать маму.
Говорить с Богом.

 

Между двух градов,
после антракта
снова жить надо.
Надо жить
как-то.

 

***

Ты приходишь ко мне, как должно,
Из тоски, что всё безнадёжно,
Колокольно-звонно-рассветно,
Охраняя мой Город в смерти.

 

Ты меня опять не отпустишь
Детским смехом, собачьей грустью,
Воскрешения первой болью,
одуванчиковостью поля.

 

И в последнем камне дороги,
В послевыдохе-букве-слоге,
В самом важном-случайном слове
Я Тебя повстречаю. Снова.

 

***

Вы! Хо! Ди!

Хо! Ди!

Хо! Ди!

Хо!

Колокольная шумиха:

— Выходи, скорей, душа,

Не жалея, не спеша,

 

Вербных пальцев не цепляясь.

Собери какую малость:

Цвет ребёнкиной макушки,

Запах мужниной подушки,

Голос утреннего света

И из Цоя два куплета.

 

Выходи

Скорей

Из сна.

 

Там не страшно.

Там весна.

 

***

Давайте жить,

хорошие,

Легко и осторожно.

Не злобно и не брошено,

В режиме «всё возможно».

 

Давайте так надеяться,

Чтоб исключить случайное.

Вам верится?

мне – верится.

Пусть хрупко, пусть отчаянно,

 

Пусть вопреки, не вовремя,

Но – сквозь сцепленье судорог

Я уплываю волнами,

Я проживаю судьбами.

 

Я берегу светильники

Тех жизней, что мне вручены.

Переживём, мы сильные.

А может быть –

везучие?

 

***

Священные высохли реки.

Листва да зверья следы.

Из окон глядят человеки

И жаждут Твоей воды.

 

Но нет Тебя в камне более,

И в душах пустынных смрад.

Ты снова уходишь в поле.

На поле упал солдат.

 

Крестом пропечатан на грязи,

Подёрнут краснеющим льдом.

— Ты Ястреб? Я Сокол! На связи?

 

На связи у ястреба дом,

Тепло ещё спящих мальчишек,

Жены запотевший висок

И матери шёпот неслышный

В иконах:

— Ну здравствуй, сынок.

 

Обнимешь его, молодого,

Растопишь руками сугроб

И первой Крещенской водою

Омоешь сереющий лоб.

 

Ложатся крестами зарницы

На синий предутренний снег.

Приходят Тобою напиться

Упавшие в этой войне.

 

***

Истощился в стылые туманы

карантинный висельный ноябрь.

Небо в прохудившихся карманах

носит дождь и морочность. И хмарь

 

протравила ложью лужи, души.

По ветру шарахнется листва.

Дымом в небо: — Господи, послушай,

Ты мне знаков вещих не давай.

 

Не давай навыворот одежды.

Ни зеркальной трещины в траве.

Ни с ведром встречающей Надежды.

Ни собаки, воющей на дверь.

 

Пусть крылом не плачет птица Сирин

В серогрусть озябшего окна.

И с небес, уставших, блеклых, сирых

не манит растущая луна.

 

Треплются обрывки мыслей куцых,

хлопают, как рваный парус. Ну

дай мне завтра, Господи, проснуться

там же, где сегодня я усну.

 

***

я шепчу тебе тихо Боже мой вижу в бездне твои глаза
без тебя здесь так пусто Боже мой вся земля тебя ждёт назад
ты прости нас распявших истину и пирующих на костях
там где жадность довлеет Боже мой там и глупость и тьма и страх
я спустилась бы глубже Боже мой чтобы встретить на полпути
только страсти земные ложные не желают со мной идти
я стою в пустоте миллионника зябко душам в последний час
и планета уставшая сонная очень нежно качает нас
и дороги в ночи рождённые выстилает тюльпанов шёлк
без тебя здесь так больно Боже мой но опять
ты простил
ты пришёл.