Ткач-В

Виктория Ткач — заведующая Домом-музеем В.В. Вересаева. Член Союза российских писателей. Автор восьми поэтических сборников. Поэт, переводчик стихотворений французских символистов. Стихи переведены на французский и польский языки.

Имеет  публикации в литературных журналах и альманахах Тульской области, Тулы, Москвы, Санкт-Петербурга, Калининграда, Люблина (Польша). Дипломант литературной премии «Золотое перо Тулы», дипломант Международного поэтического конкурса «Цветаевская осень», ряда московских литературных конкурсов. 

Руководитель областного музейно-литературного объединения «Муза» при Доме-музее В.В. Вересаева, составитель и редактор литературного альманаха с одноименным названием. В разное время была инициатором и организатором нескольких литературных проектов, направленных на развитие молодежного творчества Тулы и Тульской области.

Ткач Виктория

«Хлеб – дар Божий…»

 

Пахнет хлебом в восемь утра

На окраине шумного города.

Жизнь земная очень стара,

Но старается выглядеть молодо

В мелочах, что из века в век

Вдоль пути растут мать-и-мачехой –

Потому городской человек

Улыбается хлебному запаху

И спешит по утрам дышать,

Подчиняясь закону сложному

И не ведая, что душа

Сил вкусила от дара Божьего.

 

***

Счастье… Господи, дай мне счастья! –

Тишиной. Кагорным причастьем.

И – прошу! – не дели на части!

Так ли надо делить крупицу?!

Суждено – значит, будет биться

Краснокрылое сердце-птица.

А тому, что не смело сбыться,

Вслед – цветочные сны с дождями.

 

И не важно, что рядом с нами,

Обескровленными садами,

Лишь зима, что метелью ранит

И луною врачует раны.

И не странно, уже не странно,

Что однажды, весной туманной

Вдруг вернется из океана

То, что было Всевышней Властью.

 

Счастье…Господи, дай мне счастья!

 

***

Мы все неприкаянны. Странны. Наивны.

Забыв про небесные сны,

Спустились на землю, и горбятся спины

Без крыльев, что здесь не нужны.

 

Мы ходим устало, уже не летая,

Две тысячи лет без тепла.

И даже мечтаем, чтоб новая стая

Сменить никогда не смогла.

 

Мы горды. Упрямы. Непризнанно вечны.

Такие живут и живут.

Но только ли в этом наш смысл человечий?..

Ведь крылья таким не вернут…

 

***

Молчит душа, попавшая в немилость…

В осенних снах, в кленовых желтых сенцах

Она от всех пугливо затаилась

Родившимся непрошенным младенцем.

 

А люди – мимо: «Как же много лишних!

И что за толк от позднего ребенка?!»,

И только облетающие вишни

Баюкали небесную сестренку.

 

Светлели сказки. Пестрой птичьей стаей

К рукам слетались вера и неверье,

Чтоб те, кто ослепленными не стали,

Вошли однажды в солнечные двери.

 

Звенит, звенит! Беспечным колокольцем

Душа зовет, ликует и смеется. –

 

Идут святой дорогой богомольцы,

И только шаг до истинного солнца!

 

Переживем!

  

Намокла тонкая рубаха

Под резким проливным дождем,

Но Божьей острокрылой птахой

Душа щебечет: «Проживем!

 

Переживем и сны, и зимы,

И горький хлеб, и сладкий мед».

В душе пернатой бьется Имя,

Которое зовет, зовет…

 

Как этот Голос не услышать?!

Стряхнув неверие в пути,

Земное плачет тише, тише… –

Обсохли перышки. Лети!

 

И пусть не встретится простого,

На смену солнцу – снег с дождем,

Храню Спасительное Слово,

Как высший знак – переживем!

 

***

Нет, мы совсем не постарели.

Лишь стали старше.

Четче, злее

Уходят в небо параллели

Непонятых упрямых слов.

Забыв о солнечной купели,

Таим обиды и болеем,

И души – в клетки (чтоб не пели!),

Как делал это птицелов.

 

И только ночью темно-щучьей

Когда – не спать, не ждать, не верить,

Когда напрасны и беззвучны

Удары сердца наизнос,

Мы вспоминаем – были лучше,

И открываем настежь двери,

Чтоб ангел, как счастливый случай,

В ладонях жизнь опять принес.

 

На картину И. Крамского Христос в пустыне

 

Ещё не Сад —

Пустыня и рассвет.

Раздумий ночь закончена и свята,

И кажется, что сотни долгих лет

Он здесь сидит, молчанием распятый.

 

Ещё не крест —

На плечи тишина

Возложена Великим Осознаньем.

Какая же высокая цена

У истины по меркам мирозданья!

 

Ещё не смерть —

Извечно-долгий путь

У ног босых, и пыльные одежды

Ветрам не раз придётся всколыхнуть

В скитаньях между будущим и прежним.

 

Ещё не лик,

С икон из века в век

Зовущий взглядом и прощеньем Бога.

Пока Он просто Сын и человек,

Принявший веру, как свою дорогу!

 

***

 

От простого, прозрачно-простого

До вплетенного в суть микросхем

Я ищу Потаенное Слово,

Чтоб в незримый войти Вифлеем.

 

В этом городе всё – не случайно.

В этом мире – основа основ.

Отражается зыбкая тайна

В просветлевшем прозренье волхвов.

 

И свечой, возгоревшей из пепла,

Не дает мне покоя вопрос:

Что же надо Ему еще сделать,

Чтобы в нас возродился Христос?..