фото

Юрий Дмитриевич Макашёв родился в Алтайском крае. Выпускник исторического факультета Барнаульского пединститута (1991).

Автор поэтических сборников «Звонок на небо» (2016) и «Осторожно, окрашено!» (2019). Победитель (2019) и лауреат (2020) поэтического конкурса Международной литературной премии имени Игоря Царёва «Пятая стихия». Победитель конкурса «Эссе» журнала «STORY» (2017) и 10-го Международного Грушинского интернет-конкурса (2020). Публиковался в альманахе «45 Параллель», журналах «Культура Алтайского края», «STORY», «Южное Сияние», «Сетевая словесность».

* новое в библиотеке — Макашёв Юрий Дмитриевич

Вечность

 

Чадят лампады, тают свечи,
Встречая весть.
Раз колыбель качает вечность,
То вечность – есть.

 

Есть купол звёздный вместо крыши
И белый лён.
Есть дни, когда ты сердцем слышишь
Вечерний звон.

 

Летящих нот не понимаешь,
Им смотришь вслед
И почему-то точно знаешь,
Что вера – свет,
За коим рвётся вербный стебель
К земной волшбе,

 

Что Царство Божие не в небе.
Оно – в тебе.

 

Штандер

 

Догорали летние деньки
На Илью-пророка.
Бог лепил на облаке снежки
Про запас, до срока.

 

Иногда заглядывался вниз.
Где-то там мальчишки
Отзывались турманом на свист.

 

Расставляя фишки,
Рисовал водящий ровный круг
Рваным сандалетом.
И взлетал, предчувствуя игру,
Мячик над планетой.

 

Растворялись в уличной пыли
Радостные лица.
Бог мечтал: – Вот мне бы до Земли,
И остановиться…

 

Пацаны кричали: – Штандер-стоп!
Падал в небо мячик.
А Ему казалось: – Штандер, Бог…
И никак иначе.

 

Крещение

 

Крещение. Тепло в руках от воска.
Народ глядится мирно в образа.
Из окон – солнце тоненькой полоской.
Куда ни кинь – глаза, глаза, глаза.

 

За годом год. Мы любим,  как умеем.
А молимся – как скажут небеса.
Уставшее Отечество жалеем.
Клянём царей и верим в чудеса…

 

У алтаря

 

Здравствуй, Боже.
Ну, не сердись, что так,
Что опять не выучил семь молитв.
Ты шепни, если с неба подашь знак,
Почему так болит?

 

Вверх коптит свеча высотою в пядь.
Слушай, можешь мне приоткрыть… меня?
Подскажи, тебе положено знать,
Где всё это хранят?

 

Тает воск. А, может, тебе помочь?
Наверху ведь наверняка сквозняк,
Жарче солнце и холоднее ночь…

 

Или это не так?

 

Что лучше?

 

Когда добро решит вернуться,
На небе будет след от радуг.
Остынет чай в стеклянном блюдце,
Забытом кем-то у лампадок.
Не торопясь пробьют двенадцать
Часы с отделкой из томпака…

 

Чтоб лишний раз не волноваться
За тех, кто думает инако,
Я запишу, на всякий случай,
В начале книжки алфавитной:

 

– Спросить у Ангела, что лучше –
Прощённым быть
Или забытым…

 

Фрески

 

Было время – и мечты 
были.
Может вовсе не мечты…
Планы.
Покрывались города 
пылью.
Может быть, не города…
Страны.

 

И любовь была тогда 
рядом.
Может, вовсе не любовь…
Дерзость.
Были дни, когда решать 
надо.
Может, даже не решать…
Резать.

 

Было важно называть
другом.
Может, друг и не был им…
Раньше.
Было страшно (голова – кругом):
Что же будет  на Земле…
Дальше.

 

Было…  Было…
Унывать – рано.
Смотрим взглядом в небеса
детским.
А у Бога там свои 
планы…
Ну не планы, может.
Так…
Фрески.

 

Холодное

 

И опять за окном тьма
В спящем городе.
Помолись за меня, мам.
Очень холодно.

 

Вслух пытаюсь шаги счесть
В одиночестве.
Называют его здесь
Их Высочеством.

 

А со счастьем проблем нет. 
Просто очередь…

 

И уводит порой след
Твоей дочери
В тот знакомый душе храм.
Детство…
Молодость…

 

Помолись за меня, мам.
Очень холодно.

 

Звонок на небо

 

Киоск у остановки: – Мне – «Вечёрку».
Я на ходу читаю на «стене»*:
«Недорого. Звонок на небо». Номер.
И снизу (очень мелко) – о цене.

 

В подъезде – тишина. Звоню. Устало
Ответил голос на седьмом гудке:
– Дежурный по Небесной. Просто Павел.
У Вас минуты три, накоротке.

 

С надеждой я: – Соедините лично.
Хотелось бы услышать Самого.
– Попробуем. Он, правда, на больничном.
И принимает через одного.
               
Мне повезло: – Да, сын мой, говорите, –
Негромкий бас заполнил телефон.
– Как там мои на небе, подскажите?
– Минутку,– кашлянув, ответил Он.

 

– Вопрос у Вас – немножко необычный.
Привычней мне – Спаси и Сохрани…
И, полистав какие-то странички:
– Да, всё в порядке. Вижу. Вот они.

 

Им хорошо здесь. Тихо и не больно.
Светло-светло – у нас ведь нет ночей.
Им здесь тепло (и потому – спокойно)
От огоньков поставленных свечей.

 

Вздохнул: – Вот так. Терпите и… любите.
Нелишним будет просто помечтать.
И в Завтра будет всё, как захотите.
Не надо Завтра мучиться и ждать.

 

Короткие гудки. Щелчок. И – ветер…
Нетронут счёт. Как холодно внутри.
Пустой подъезд. И я – один на свете.
В руках – газета номер тридцать три.

 

*стена – страничка объявлений.