Ната 5

Наталья Юрьевна Литвиненко окончила матфак и журфак Донецкого национального университета. Работает программистом на ВЦ Донецкой железной дороги. Гражданка ДНР. Была в ополчении (мобилизационка от 14.07.2014). Православная. Член Компартии ДНР.

Член СП ДНР и поэтического клуба «Логос». Член концертной бригады «Донбасский характер». Автор книги стихов «То, что хотела сказать Перепелка», соучастник множества сборников: нескольких от «Пяти стихий», «Доброй улыбки свет» и др. от ЛитО «Логос», «Я жил в такие времена» и д.р. от СП ДНР, в изданиях под ред.тов.Гросова. Участник и лауреат литературных конкурсов. Работала как журналист-внештатник.

* новое в библиотеке — Литвиненко Наталья Юрьевна

***

Не сплетничай и не кради,

Чужой женой не наслаждайся,

И неповинных не суди,

И с виноватым не якшайся.

Не унывай грехом тоски,

Идя у смертного предела.

И с плуга Божиего дела

Не уклоняй своей руки.

 

***

Ты до последнего судного дня,

Боже, храни потихоньку меня.

Где-то случайною помощью друга,

Бытом железным обычного круга.

Только в унынии он и ценим:

Выкинуть мусор — вернуться к живым.

Нету случайностей, есть детский лепет

Нашей гордыни, предчувствия трепет

Бедной осинки в окне на ветру,

Бедной души, что одна поутру.

Боже, отметь в живней книге твоей

Имя и адрес друзей из друзей,

По завершении жизни той нашей

В рай пропусти их за дружбу с Наташей.

За телефонный звонок, за конфету,

Треп у филфака про то да про это…

Острое счастье любимых шагов,

Общее фото знакомых бойцов.

 

***

Радуюсь я, что живых в моем личном молитвенном списке

Больше, чем мертвых — в молитвенном за упокой.

Боже, продли дни моих и знакомых и близких,

Чтобы подольше из первого не переходили в другой.

Лучше с живыми ругаться до слез и до ссоры,

Лучше по году не слышать звонков — да почти что с Луны.

Ладно, я вымою пол и, как Сойер, покрашу все в мире заборы,

Чем постоянная боль или чувство вины…

Легче тот путь, и кривой и неблизкий

К сути всех тех, кто сопит за стеной,

Чем на Солунского в церкви поклон, по возможности низкий,

Чем приходить ко двери каждый вечер одной…

Ну, а меня вечерами встречает лишь кошка,

Два попугайчика в клетке и море цветов.

Список живых, будь чуть-чуть подлинее, немножко,

Чтоб среди мертвых по смерти кто вспомнил потом…

 

***

Сняла бы все наряды и убрусы,

Навеки их закрыла в сундуки.

И в помышленьях — Имя Иисуса,

Степенный крест  истОнченой  руки.

Во времена СергИевы, как в сказке,

В лесах старинных тень и глухота.

Была б монахиней — была б худая ряска,

Была бы я в затворе заперта.

И вот в посте, молитве и искусе

Тянулись ночи четки к свету дня.

И говорила б: Господи Исусе,

Помилуй недостойную меня…

 

***

Я тороплюся что есть силы

Места увидеть поскорей

Где в Храмах древние могилы

Равноапостольных князей.

Где вдруг, свежи, новы и резки,

Над погребеньями царей

Там руки воздевают фрески

Над грешной головой моей.

Из смальты набранные Лики,

Канона схема от ромей…

На них тогда играли блики

От царских шлемов и мечей…

Над деревянными домами,

Неописуем и велик,

Едва колеблемый, над нами,

Вел в бой Нерукотворный Лик.

И над людьми, над головами

В просвет каштановых ветвей

Плыла история живая

Тревожной Родины моей…

 

***

НесчислЕнный, неназвАнный,

Белый, чистоту любя,

Снег, Андрею Первозванный,

В дар приемлем от тебя.

Землю к празднику готовя,

Как крестильное бельё

Имя новое святое,

Имя первое своё.

 

***

Благодарственное правило,

Запричастный красный плат.

Рассказала, где лукавила,

Кто и как мне виноват.

Я вернусь обратно, белая,

Мне прощаются грехи.

Неожиданные, смелые

Возвращаются стихи.

Над моей страною грозною,

Битою, великопостною,

Сквозь возвратную метель

Начинается апрель…

 

***

В краю, где горя нету и не будет,

И где беде подняться нету сил,

Искал Господь, чего желают люди,

И в свой черед и обо мне спросил.

И чистый Ангел, крылами сияя,

Перед Престола дивна и светла

Сказал Ему: «Есть девочка такая,

И ждет весны и по весне тепла…»

 

***

Солнце, пиво, бульвар, работа…

Позабудьте про дом и жену.

На меня лишь идёт охота,

На меня и мою страну.

Наши женщины станут как тени,

Наши матери — горе земли.

Междувременье. Безвременье.

Как дожили мы? Как дошли?!

Приучай же душу к смиренью,

Тело — к холоду… Волю к борьбе,

Даже став неслышимой тенью,

До конца береги в себе.

Не позорь человечьего рода.

Если надо — прими венец.

Есть начало из рая исхода,

Сын не знает, когда конец.

 

***

Дар есть долг. И стихи в окаянные дни

Продиктованы мне, но они не мои.

Может знак лишь какой от сосуда огня

Остается на них от меня?

Дуновением Духа Святого

Сочетается рифма и слово.

Он Единый Творец и Поэт на земле

Он планеты, как мысли, изыскивал в мгле.

И от капли воды и до дальних светил

Он сначала воспел, а потом сотворил.

Я ничем не обижена среди других,

Мною пишется спешно диктуемый стих…