фото

Ринат Камалиев родился в Самаре. Стихи и прозу начал писать в детстве. Член Союза Литераторов России. Лауреат множества творческих и профессиональных конкурсов вузовского, регионального и всероссийского уровней. Выпускник магистратуры исторического факультета МГУ.

Стихотворения и научно-публицистические работы неоднократно публиковались в различных сборниках и альманахах.

С февраля 2020 по октябрь 2021 Ринат проживал в Краснодарском крае, работал корреспондентом газеты «Апшеронский рабочий» («Вестник Предгорья»), вошел в число лучших журналистов Кубани в возрастной категории до 35 лет. С конца 2021 года продолжает творческий и профессиональный путь в столичном регионе.

 

* новое в библиотеке — Камалиев Ринат Ринатович (в крещении – Ростислав)

Вознесение

 

По воде пускаю блинчик,
Пасть на дно приговорённый.
Вот за что над ним суд Линча
Совершаю? Оборону
Этот камешек не держит,
Никому не угрожает,
Даже пятки он не режет,
Не печёт на солнце жаром.
Лишь лежал себе он, гладкий,
Средь собратьев молчаливых,
Словно зреющий на грядке
Плод, лежал перед заливом,
Не прекрасный, не ужасный,
Был в своём мирке годами,
И ни пользу, ни опасность
Мне не нёс. За что кидаю?
Разве думаю об этом?
Разве мне нужна причина?
Я не вижу здесь секрета —
Вижу лишь нырок в пучину.
Вижу чистую случайность,
Хоть для камня — это фатум,
Не смешной и не печальный,
Не святой и не проклятый,
Просто фатум. Мы приходим
И уходим. Радость с горем чередуем.
А на нас глядит Природа,
В общем, не вдаваясь в думы,
Как на камни: как захочет,
Приподнимет и повертит,
Нами нож себе заточит,
На песке узор начертит
И закинет нас подальше,
А захочет — вынет с бездны,
Самодурша-генеральша,
И коварна, и прелестна.
Мы в свои играем игры,
А она играет нами:
Кому — митра, кому — титры,
Все мы — в тетрисе орнамент.
Тетрис фатума Природой
Программируем, а всё же
И в тисках её свободны,
Ведь за рамки выйти можем:
Недовольные вердиктом
Неизбежного цунами,
Можем к вечному приникнуть
И проникнуться сполна им.
Потому гнетущий фатум
И, сметя, нас не погубит:
Как вознёсся Бог распятый,
Мы взлетим над былью грубой,
Потому что мы любимы,
Потому что сами любим!

 

 

Развеянная хмара

 

Шатает ветер-скандалист
Деревья за окошком старым,
Печален вечер, сух и мглист,
И на душе — такая ж хмара.

 

Окрест раздухарилась стынь,
Потрескивая, с ветром свищет,
А я шепчу: «Аминь, аминь»,
Над Псалтырём склонясь, как нищий.

 

И уповая, как Давид,
Я от печали избавляюсь.
Со мною ветер говорит,
Стуча по ставенькам граблями.

 

А я подобен толмачу,
Который глас природы слышит:
«Тому, кто верит, по плечу
Запрыгнуть гор тибетских выше».

 

И, веруя, душа летит,
Ветра лихие усмиряя –
Душой возносится пиит
И за закрытыми дверями!

 

Радость жизни

 

После трагедий жизнь продолжается,
В общем, и смерть — не конечная станция,
Лишь бы душа не покрылась вся ржавчиной,
Лишь бы не стала мумией глянцевой.

 

Нет для уныния поводов стоящих —
Есть оправдания небезупречные,
Те, что загнать хорошо бы по стойбищам,
Чтобы не крали время у вечности.

 

За каждой разлукой встречи последуют,
По десять героев вокруг — на предателя,
Любая удача — знай, не последняя,
Любые оплошности — лишь обстоятельства.

 

Если захочется жалостно кукситься,
Если захочется горестно морщиться,
Надо прибегнуть к молитве Исусовой
И улыбнуться с невиданной мощностью.

 

Худо на сердце — лечись добродетелью,
Сделай добро — полегчает немедленно —
Пусть не признали, пусть не заметили,
Льёшь этим воду на божию мельницу!

 

В Россию милую я верую

 

Челом не будет бить униженно
Земля Российская пред ворогом,
Соборам, пашням, трактам, хижинам
Хватает святости и пороха,

 

Хватает доблести и удали,
Хватает кротости, как страннице —
Платком узорным косы кутая,
Не рвётся пламенно понравиться,

 

А колосится благочестием,
Над куполом парит голубкою,
Молясь Христовою невестою,
Всесильною, хотя и хрупкою.

 

Здесь соловецкой соловьиною
Симфонией играют ясени,
Здесь волокут кресты за спинами,
Бурлача бурей слова, классики.

 

Что ни репей — с картины Репина,
А что ни шалость — гром Шаляпина,
Как бунинская Руся трепетна,
Да вся в осколках и царапинах.

 

Россия — эхо Пискарёвское,
Россия — звёздным высям спутница,
Тигрица с белыми полосками,
В чьей шерсти сложно не запутаться,

 

Обоз, везущий Ломоносова,
Грузин — мастак по трубкам с «тройками»,
И разодетая, и босая,
Москва-река в объятьях с Мойкою.

 

По-тютчевски я верю истово
В Россию, как в свою любимую,
С её тревожными монистами
И дорогими пантомимами.

 

Россия, милая, так верую,
Как вдохновлённый Пушкин в Болдино.
В слезах смеясь над лицемерами,
Склоняюсь перед тобою, Родина!

 

 

Страстотерпцы

 

 

Слава чувствам Аликс с Ники,
И в любви — Царицы и Царя:
Посмотрите, как сияют лики,
Зачитайте строки Тропаря.

 

Нелегка эпоха Николая,
От Ходынки — сколько бед пошло,
Только, жертв невинных вспоминая,
Не смотрите на Царя со злом,

 

А смиритесь и с мольбой смиренной
Обратитесь Вы к Государю,
Чтобы душу вызволить из плена,
Чтобы в сердце пробудить зарю.

 

Он, каким бы ни был на престоле,
Ошибаясь, не снимал креста,
Многим схожий с Иовом по доле,
Мучаясь немало, не роптал.

 

На Земле, нередко злой и тесной,
Славил он Небесного Отца,
Подведён судьбою к манифесту,
Но народ не предал до конца.

 

Вспомнив о Цусиме, о Гааге
Не забудьте тотчас же сказать,
Сорняки поля, посейте злаки,
Попросив помочь Вам Божью Мать.

 

Вспомните княжон с душою чистой,
Сёстры милосердия они,
Выше полководцев и министров…
Как просили: «Боже, сохрани!».

 

«Боже правый, сохрани Россию», —
Алексей молил, наверняка…
У России всей гемофилия —
Оттого кровавая река.

 

Монастырь Ипатьевский — начало
Для Романовых, и страшная тропа
В дом Ипатьев привела… усталый,
Вспомни тех, кто духом не упал,

 

Мучаясь средь бледных казематов,
На расстрел под сальности идя…
Не ругайте, братья, то, что свято!
И храни нас, Высший Судия!

 

Христос Воскресе!

 

 

Пусть сдвинется валун тяжёлый,
Грехов, терзающих плетьми:
Христос сегодня — у Престола,
Мы просыпаемся Детьми.

 

Сегодня вся природа славит
Мессию, Бога своего,
Печален лишь один лукавый,
Рыдая пеной огневой.

 

А жаворонки ввысь взлетают,
И наши души им под стать,
Молитвы добрые читая
И постигая Благодать.

 

Сияют купола у храмов,
Глаза решительно блестят,
Посуду перемыв за маму,
Готовит завтрак ей дитя,

 

Родители, забыв обиды,
Как прежде за руки взялись,
По всей Земле Эдема виды
Нас вправду устремляют ввысь.

 

И, Вечным Божеством хранимы,
Мы наблюдаем торжество
Счастливых слёз, огня без дыма,
Увитых облачной листвой.

 

Сегодня славим Воскресенье,
И завтра прославлять дай Бог,
Идя на Небо по ступеням
Земных дорог.