OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Оксана Владимировна Дойникова родилась в городе Урень, на севере Нижегородской области. В Нижнем Новгороде  получила высшее экономическое образование. По специальности налоговый инспектор. С детства пишет стихи

 

После 35 лет  пришла в храм. В настоящий момент пишет стихи в основном о вере, о покаянии. Участник поэтического объединения «Круг».

* новое в библиотеке — Дойникова Оксана Владимировна

 

***

 

В каждой соломинке, в каждой травинке — Господь,

В бабочке яркой, в смешном лягушонке у лужи,

В твердом орехе (попробуй его расколоть!),

В запахе трав, что волнует и голову кружит.

 

Мир этот создан так правильно, так хорошо.

Мудрый Создатель творил и легко, и умело.

Вот посмотри – летний ласковый дождик прошел.

И засияла трава, и листва заблестела.

 

Радостью звонкой прошита небесная  синь,

В поле бескрайнем роскошная рожь колосится.

Сколько написано песен о нашей Руси,

Сколько еще не написанных песен родится!

 

Мирно воркуют лягушки, стрекозы шуршат,

Месяц не может в озерную гладь наглядеться.

Как удивительна жизнь, как она хороша,

Если смотреть не глазами, а любящим сердцем.

 

 

***

 

В час обиды, боли, гнева ли,

Когда слезы жгут глаза,

Не боюсь, а только верую,

Как однажды Ты сказал.

 

«Все пройдет и все наладится» —

В тихом шепоте листвы

Голос Твой, в нем столько радости

И любви, и доброты.

 

Теплый дождь умоет деревце,

Постирает облака.

Сердце сердцем отогреется –

Эта мудрость на века.

 

И глаза светлеют серые,

В них уже прошла гроза.

Не боюсь, а только верую,

Как однажды Ты сказал.        

 

А я смогла бы?

 

А я смогла бы? Думаю, что нет,

В страданьях маловерна, неумела.

Бегу от  боли, трудностей и бед,

А лютый холод с детства не терпела.

 

Но ясно вижу, как венцы горят,

Как воины решительно-сурово        

В замерзшем  зимнем  озере стоят

И с Именем Твоим на все готовы.

 

Предай Христа! — и мукам всем конец.

Мороз крепчает, тело костенеет.

Но как красив сияющий венец!

И Светлый Образ, словно солнце, греет.

 

О, сила духа! Как тебя стяжать?

И боль, и холод эта сила лечит.

А вместе с нею Божья благодать

Голубкой опускается на плечи.

 

Нам подвига,  увы, не совершить,

Как белки в колесе своем несемся.

Попробуем терпеть, прощать, любить.

И может быть, как воины, спасемся!?

 

 

***

 

Тишина. Какая тишина!

Лишь снежинок легкое порханье.

Вся земля предчувствием полна,

Все живое смолкло в ожиданье.

 

В хороводе первых ранних звезд

Лишь одна приковывает взоры.

Тишина. Рождается Христос.

Льется свет на белые просторы.

 

Слава в вышних! Тьма побеждена!

И ликует благодарно сердце.

На Рожденье я  приглашена,

Что в подарок принесу Младенцу?

 

***

 

Я думала, в стенах монастыря

Забуду прошлогодние обманы.

Чудесная июньская заря

Вернет покой и уврачует раны.

 

Здесь чайки безмятежные  парят

Над Волгою-рекой  неторопливо,

У белоснежных стен монастыря

Огромная и сочная крапива.

 

Да только от себя не убежишь,

Колокола торжественны и строги.

В молитвенную розовую тишь

Зашевелились давние тревоги.

 

Былое настигает даже здесь,

Восстало, непутевое, из пепла…

Но и в плутаньях тоже польза есть:

Душа переболела и окрепла.

 

Теперь ей хватит силы и огня,

Она нежна,  спокойна и бесстрашна. 

У белоснежных стен монастыря

Огромные сторожевые башни.

 

 

Белы монастырские стены

 

 

Белы монастырские стены,

Над ними – небесный покой.

И чувствуешь близость со всеми,

Как будто вернулся домой.

 

Часа через два литургия,

Некрепок предутренний сон.

В глаза мне святая Россия

Заглянет глазами икон.

 

И пульсом в уставшие вены

Врываются колокола.

Белы монастырские стены,

Да только душа не бела…

 

***

 

Я, нищая, у нищенки просила

Горбушку хлеба у билетных касс,

Но нищенка исчезла торопливо,

Пробормотала лишь: «Господь подаст».

 

Я, нищая, у нищего искала

Любви, но в глубине потухших глаз

Отчетливо и ясно прочитала:

«Прости, я пуст. Пускай Господь подаст».

 

Любовь и хлеб – всего-то надо было

(мне не нужны ни пряники, ни страсть).

Не к тем взывала, не у тех просила.

Все – нищие. Один Господь подаст.

 

 

***

 

Воскресенье солнечное, вербное.

Нежно улыбается апрель.

Неба синь над хрупкими деревьями,

Запахов и звуков карусель.

 

В эти дни особенные, чистые,

От чужого взора неспроста,

Прячет верба в веточки пушистые

Тайну ожидания Христа.

 

 

***

 

А после Пасхи началась весна,

Разбуженная пением скворца,

И не хватает слов, чтоб описать

Ту радость, что наполнила сердца.

 

Цыплятами проклюнулись цветы,

В деревьях сок волнуется, спешит.

И небо – небывалой высоты,

И воздух – удивительно душист.

 

А впереди – чудеснейшее лето,

Надежды, встречи, счастье впереди.

Божественным дыханием согрета,

Земля лежит у неба на груди.

 

 

«Любите врагов ваших…»

(Евангелие от Матфея)

 

 

Любить врагов, о Боже, не могу,

Бывает даже видеть нестерпимо.

Я лучше отойду и убегу,

Глаза потупив, прошагаю мимо.

 

Чистейшей прелести не образец,

Слаба, труслива, чересчур серьезна,

Ленива и гневлива, наконец,

Боюсь людей, но обожаю звезды

 

И дождь осенний, резкий, ледяной

(Его никто не любит, так нечестно!),

И запах сосен крепкий, смоляной,

И грустные митяевские песни.

 

Но в нашем храме на исходе дня,

Когда губами ран Твоих касаюсь,

Такое чувство в сердце у меня…

Любить врагов… я очень постараюсь.   

 

 

Пятидесятый псалом

 

Когда на белом платье пятна

Мне говорят, что я грешу,

Шепчу псалом пятидесятый,

Прощенья у Тебя прошу.

 

Прошу прощенья за измены,

За нелюбовь, нечистоту,

За непокорность, несмиренье,

За то, что предала мечту.

 

За слишком слабые объятья,

За то, что всюду неправа,

Шепчу псалом пятидесятый.

Как горячи его слова!

 

За всех любимых, за далеких,

Покинутых, забывших дом,

Чужих, больных и одиноких

Шепчу пронзительный псалом.

 

О, мой Господь, родной, распятый,

Ты помоги свой крест нести!

Шепчу псалом пятидесятый.

Прости.

 

 

 

* **

 

Опять душа о вечности грустит,

Разлучена  с Отцом своим небесным…

А за окном такой закат стоит,

И в белой пене яблоньки-невесты.

 

В лугах – цветов веселый перелив,

Блестит трава, наполненная светом.

Как чуден мир подлунный, как красив,

Особенно весной и ранним летом!

 

Повсюду жизнь: в дрожанье лепестка,

В ростке зеленом, в маленькой букашке.

Душа грустит, но грусть ее легка,

Прозрачна, как росинка на ромашке.

 

 

 

***

 

Подай мне, Господи, любви!

Я, раненная нелюбовью,

Кричу сквозь вечное безмолвье

На самом краешке земли.

 

И крылья грязные мои,

А ведь когда-то были белы,

Повисли жалко и несмело.

Подай мне, Господи, любви!

 

Одной улыбкой исцели,

Цветком из золотого Сада,

А больше ничего не надо.

Подай мне, Господи, любви!

 

 

 

***

 

Не дышится, не пишется, не молится.

И даже сердце бьется на пределе.

Надежда, Радость, Свет мой, Богородица,

Любовь моя и вера оскудели.

 

Покой сменила зябкая бессонница,

Прокрались в душу холод и смущение.

Надежда, Радость, Свет мой, Богородица,

Ты попроси у Сына мне прощение.

 

Короткий день к закату сонно клонится,

И облака – диковинным узором.

Надежда, Радость, Свет мой, Богородица.

Укрой меня предивным омофором.