фото 2

Татьяна Ивлева родилась и окончила школу в Казахстане. Первые публикации стихов в областной газете «Южный Казахстан» и в литературно-художественном  журнале Казахстана «Простор».

Диплом филолога получила в Одессе, там же работала в Русском драматическом театре им. Иванова.

В Минске была сотрудником комитета Белорусского радио и телевидения.

В Германии с 1986 года. Работала преподавателем русского языка, переводчиком, а также в различных театрах Рургебита. Сотрудничала с известным театром «Theater an der Ruhr» (Мюльхайм), принимая участие в большом интернациональном проекте «Шёлковый Путь» под эгидой ЮНЕСКО.

Печаталась в журналах, сборниках и поэтических альманахах в Германии, Франции, Америке, России.

Редактор  и составитель  нескольких  альманахов и антологий современной  русскоязычной поэзии, автор шести поэтических сборников.

Член Союза русских  писателей  в Германии, лауреат  нескольких  литературных  премий.

Живёт и работает в Эссене.

Ивлева Татьяна

Ангел

 

                                            Светлой памяти мамы

 

Я в беде. Я в обиде. Я в аду. Я в огне.

О мой Ангел, скорее – на подмогу ко мне!

 

Как бывало когда-то – в детстве, в прошлом, в былом,

Защити мою душу белоснежным крылом.

 

Поцелуй мои раны. Нежных слов не жалей.

Благодать валерьяны прямо в сердце налей.

 

И знамением крестным, как в счастливые дни,

Вечным – справа налево – ты меня осени.

 

Но в ответ горький ливень, стрелы молний и гром.

Это плачет мой Ангел с перебитым крылом.

 

* * *

 

Да здравствуют осень, весна и зима!

Да здравствует щедрое лето!

А также и Тот, кто в причуде ума

Однажды придумал всё это.

 

Нужны всем на свете зима и весна,

И осень, и яркое лето.

А я? Для чего я? Зачем я нужна?

Ищу, как алхимик, ответа.

Какой во мне толк? Ну, какой во мне прок!

Песчинка, былинка, пылинка…

Тире, многоточия, ниточки строк,

Да странной судьбы паутинка.

 

Глядит Он и в сотни, и в тысячи глаз

Мне в душу, готовясь к ответу.

Он мудр и всевластен. Он зеленоглаз,

А это – благая примета.

 

Он шепчет: «Дитя, выпей чашу до дна.

Мы в тесном родстве… И запомни:

Ты мне, как и все, без сомненья, нужна.

Не зря вас держу на ладони…»

 

* * *

 

И сказал Господь, закончив дело:

– Будешь грешным, будешь бренным, тело.

Дам лишь миг земной тебе уделом,

Не войдёшь вовек в мои пределы!

 

А тебе, душа – ночная птица,

Малый шанс даю ко мне пробиться:

Научись любить, страдать, молиться,

И тогда открою дверь темницы.

 

* * *

 

Мой светлый Ангел, ты зачем ко мне?

Не расправляй светящиеся крылья –

Они угаснут под слоями пыли

На этой заземлённой глубине.

 

И не касайся сердца моего

Такою совершенною рукою,

Такою нежной, неземной такою,

Какой достойно только Божество.

 

Здесь, в погребах земного бытия

Тебе не выжить без небес и света,

А я уже привыкла к жизни этой,

Привыкла, что мы порознь – ты и я.

 

Тебе – вершить небесный твой балет,

Мне – золушкой служить мостов горящих,

Таких воздушных и ненастоящих…

Тебя привлёк обманный этот свет.

 

Не для тебя сожжённая страна –

Лети, любимый, молодой, красивый…

Хранимая твоей небесной силой,

Мой путь земной осилю я одна.

 

Сны по Фрейду

 

Когда из тёмной глубины

Слепого океана ночи

Всплывают, как медузы, сны,

Светясь и голову мороча,

Приоткрывая тайный смысл,

Тревожа сердце, душу, разум,

Неясную внушая мысль, –

Подспудно понимаешь сразу:

Мы все в презумпции вины!

Мы все по горло виноваты!

Но не других – себя вини

За шанс, упущенный когда-то

В сражении с самим собой

Не оступиться и не сдаться…

На той границе роковой

Невинным, как дитя остаться.

Дитя… Невинно ли оно?

Скорее, просто суверенно.

Предугадать нам не дано,

Какие в нём схлестнутся гены.

Там – на Всевышней глубине,

Где скидок нет летам и рангам,

Мои деяния ко мне

Кривым вернутся бумерангом.

Прозрев, в раскаянье паду

На ослабевшие колени,

Чтоб в этом – неземном аду

За тот – земной – просить прощенья.

 

* * *

                      И вот я говорю: «Деньги, деньги…

                                    Из песни Григория Данского

 

                                 

Светоч глаз моих, Отче небесный,

Милость яви – освети мне день мой,

Если вокруг саранчой повсеместно

Свет затмевают деньги, деньги.

 

Не оставь меня, мой Милосердный,

Если, слепая, иду не с теми.

Хором они повторяют усердно

Бодрый рефрен на вольную тему:

 

«Деньги, деньги, всесильные деньги –

На алтаре Золотого Тельца!

Вечный кумир наш – нощно и денно,

От Сотворения и до Конца.»

 

Рвись, душа, между светом и тенью –

К Богу темны и тернисты пути.

Вот и я говорю: деньги, деньги…

Смилуйся, Светлый Господь, и прости!

 

* * *

 

Где Он – Светлый Боже Святый,

Лучезарный лик?

Что ж Ты, Ангел мой крылатый,

Головой поник?

Укажи к Нему дороги,

Дай мне горний свет!

Сердце мечется в тревоге –

Нет ответа. Нет.

Сердце – вещая синица,

Бьётся под рукой…

Ей, синице, в клетке снится

Воля. И покой.

 

До Пасхи

 

В конце декабря белоснежна природа,

В хлеву – в колыбели – младенец лежит.

Ему – тридцать три предназначено года:

До Пасхи Ему предначертано жить.

 

В слепых лабиринтах Рождественской сказки,

До Пасхи – всю жизнь, каждый прожитый час

Мы близимся все к неизбежной развязке,

Пока что заботливо скрытой от нас.

 

Не будет никто невниманьем обижен:

С рожденья для каждого выстроган крест…

Развязка Рождественской сказки всё ближе –

До Пасхи, когда Он один лишь воскрес.

 

Путь

 

                Тогда сироте и праздник,

                      когда белую рубаху дадут.

                                   Русская пословица

 

Дайте мне рубаху,
Белую до пят –

Путь ведёт на плаху
Через райский сад.
Неба панорама –
Божьей смальты синь…
Здравствуй, ангел-мама!
До свиданья, сын!

 

* * *

 

Печаль осенних откровений,

Излом летящих журавлей

В необратимости мгновений

Душе всё ближе, всё милей.

 

Душа молчит, тепла не просит,

Иным предчувствием полна:

Ей в бесприютном небе просинь

Над взлётной полосой видна.

 

 

Три ангела

 

Безрадостны прогнозы по весне

И ненадёжна почва под ногами…

Виной не дождь – похоже, это с нами

Неладно что-то, как в тяжёлом сне.

 

Из колбы ада выплеснута муть.

Палач ночной тоски казнит удушьем.

Три ангела спасают наши души,

Рискуя в адской мути утонуть.

 

В Армагеддоне силится душа

Преодолеть отчаянья химеру.

Три ангела на помощь к нам спешат!

В них узнаём – Любовь, Надежду, Веру.

 

* * *

                                           Эка глупа красна дéвица, 

                                           Неразумна дочь отеческа!

                                           Из русской народной песни.

                             

Не спешу задумывать наперёд –

Дорожу лишь тем, что Господь даёт.

 

Чтоб Ему – Отцу – да не докучать,

Не гашу свечу, не рублю с плеча.

 

От Его щедрот – не в корысть, не впрок.

Те же грабли в лоб – в  сотый раз  – урок.

 

Суть блесной блеснёт – и сорвётся прочь:

Вразумляет Бог неразумну дочь.