SONY DSC

Галамага Андрей Аркадьевич. Родился в 1958 году.  Детство провёл в Киеве. Выпускник Литературного института имени Горького, член Союза писателей России.

Галамага Андрей Аркадьевич

*  *  *

 

Что солоно – что пресно, что весело – что грустно.

Глядишь, запишут в плюс мне неприхотливый нрав.

Из вкусно и полезно я выбираю – вкусно,

Нисколько не заботясь, что, может быть, не прав.

 

Зачем, скажи на милость, хвалить себя за смелость?

Намерения – мелочь, поступки – пустяки.

Из делать и не делать я выбираю – делать,

Затем лишь, что движенье мне более с руки.

 

А если что – не вышло, не велика потеря.

К чему чернить удачу, зачем судьбу сердить?

Из верить и не верить я выбираю – верить,

И кто меня за это посмеет осудить.

 

Пусть безыскусный выбор мне не приносит выгод,

Пусть только отблеск тусклый мой освещает путь.

Мне только бы увидеть в конце заветный выход,

Я свежий ветер с неба – смогу за ним вдохнуть.

 

 

РАССТРИГА

 

Как же я любил тебя, Ивановская горка;

Белый храм напротив древнего монастыря.

Сладок плод свободы, да раскаяние горько:

Что скопил – рассеял, что стяжал – растратил зря.

 

Слишком поздно сам себе сознался виноватым,

Что оставил стадо, как заблудшая овца.

Честным людям недостоин называться братом,

Недостоин сыном быть небесного Отца.

 

Грозный ангел вострубит, и разогнутся книги,

Все, что было тайным, все объявится на суд;

И низверженную душу падшего расстриги

Демоны в огонь неугасимый повлекут.

 

Но и падший может жить в последнем упованье:

Даже если в битве с духом побеждает плоть,

Может, за ничтожнейшее доброе деянье

Мне неисчислимые грехи простит Господь.

 

Оттого и возвращаюсь каждый раз упрямо

И стою, терзаем страхом вечного огня,

На замерзшей паперти отринутого храма

И прошу входящих, чтоб молились за меня.

 

 

* * *

 

Не тоска – а уходить пора.

Над рекою месяц звезды удит.

Завтра будет то же, что вчера;

Это значит – ничего не будет.

 

Дом остыл, как ветхий монастырь,

И огонь в печи гудит, не грея.

На столе – старинная Псалтирь,

Образок Апостола Андрея;

 

Письма Пушкина (десятый том);

Твой забытый адрес на конверте…

Белый лист с не начатым письмом

Так и пролежит до самой смерти.

 

Листопад – который день подряд

Все вокруг окутывает прахом.

Может, съездить в Сергиев Посад?

Помнишь, мне хотелось стать монахом?

 

Срок истек – как видно пожил впрок

Бывший странник в нашем мире странном.

Если вспомнишь – помолись разок

О твоем Андрее первозванном.

 

 

* * *

 

Рифма, как проклятие,

Помыкает нами;

Грешное занятие –

Говорить стихами.

Со строки не спросите

Подлинного дива.

Надоело до смерти

Говорить красиво;

Гладко – да не искренне,

Ладно – да не право.

Мыслимо ль об истине

Говорить лукаво?

Пени наши, жалобы –

Что свеча на стуже;

Время не бежало бы,

Было б только хуже, –

Не понять до старости

Самого простого:

Благ – кому достало сил

Не сказать ни слова,

Благ – кто, проникая вглубь

Смысла, а не слога,

Мог, не размыкая губ,

Говорить для Бога.

 

ПЕСНИ ВОСХОЖДЕНИЯ (Кафисма 18)

 

ПСАЛОМ 119

 

В час скорби, Господи, услышь меня;

Избавь от лживых уст и от порока.

Язык лукавый жжет страшней огня,

Страшнее изощренных стрел из дрока.

Меня к шатрам Кидарским занесло,

Но нет душе в скитаниях покоя.

Я к миру звал, но любящие зло

Восстали на слова мои войною.

 

ПСАЛОМ 120

 

На горы глядя, помощи я жду

От Господа, Создателя вселенной.

Не даст он оступиться на ходу,

Хранит от зла Израиля колена.

Он – твой покров, день с ночью напролет

Не спит, оберегая человека.

Он душу сохранит твою, твой вход

И твой исход, от ныне и до века.

 

ПСАЛОМ 121

 

О, как возвеселился я, когда

Был позван в дом Господень. Вот стоим мы

Перед вратами Иерусалима,

Где у престолов вечного суда

Израиль призывает Божье имя.

Просите мира Иерусалиму!

Да будет мир в святых твоих стенах!

За наших братьев и за ближних наших,

За дом Господень, что тобой украшен,

Взыщи от Господа великих благ.

 

ПСАЛОМ 122

 

К Живущему на небесах мой взор

Возвел, как раб на руку господина

И как раба на руку госпожи.

Помилуй, Господи, сотри позор

И поношенье с наших душ невинных

И перед гордым не уничижи.

 

ПСАЛОМ 123

 

Молись, Израиль! Если бы не Бог,

Враги бы поглотили нас живыми;

Их ярость нас смела бы, как поток,

И в буре потонуло наше имя.

Благословен Господь, что не дал нас

Врагам в добычу! Словно птичью стаю,

Расторгнув сети, от ловящих спас

За то, что к имени Творца взываем.

 

ПСАЛОМ 124

 

Надеющиеся на Божью милость

Не пошатнутся, как гора Сион.

Жезл нечестивых не оставит Он

Над праведными, чтоб с пути не сбились.

Будь благ, Господь, к тем, кто хранит закон.

А тех, кто непорочный путь оставил

Господь забудет. Мир тебе, Израиль!

 

ПСАЛОМ 125

 

Когда Господь нам возвращал свободу,

Мы пели. А окрестные народы

Твердили: «Бог их возвратил из тьмы.

Велик Господь!» И радовались мы.

Велик Господь, что сотворил над нами!

Пожнет веселье сеявший слезами,

Метавший с плачем зерна из сумы

Вернется в дом со сжатыми снопами.

 

ПСАЛОМ 126

 

Когда не Бог созиждет дом, когда

Не оградит Он город от паденья,

Напрасен зодчих труд и стражи бденье.

Напрасно все – хлеб скорби их еда.

Возлюбленному же покой уделом

И молодые сыновья, как стрелы,

Которых в бегство не повергнет страх,

Когда с врагом столкнутся во вратах.

 

ПСАЛОМ 127

 

Боящиеся Господа блаженны:

Даны им в пищу все плоды их рук,

Как плодовитая лозы их жены,

Их сыновья, как саженцы, вокруг.

Блажен, кто Бога в страхе призывает.

За то Господь вовек пребудет с ним

И даст увидеть Иерусалим

Во славе внуков. Мир тебе, Израиль!

 

ПСАЛОМ 128

 

Пускай Израиль скажет, сколько раз

Его бороли, но не побеждали.

Его хребет оратаи орали,

Но Бог от уз врагов избавил нас.

Да сгинет ненавидящий Сион,

Иссохнет, как трава на раздорожье,

Которой стать не суждено снопом.

И пусть вовеки не услышит он:

«Благословляем вас во имя Божье».

 

ПСАЛОМ 129

 

К Тебе, Господь, из глубины воззвал:

Услышь мое моление. Пред Богом

Из грешных ни один не устоял,

Но Ты, Владыка, очищаешь многих.

Чтоб в Господе душе снискать покой,

На имя Божье уповай, Израиль.

И милостивый Бог своей рукой

От беззаконий всех тебя избавит.

 

ПСАЛОМ 130

 

Ни глаз не возносил своих, ни сердца

Пред теми, кто передо мной высок.

И если душу, будто бы младенца,

Я не смирял, то пусть воздаст наш Бог

Мне поделом за гордые желанья;

Чтоб, глядя на меня, Израиль мог

Вовек хранить на Бога упованье.

 

ПСАЛОМ 131

 

Вспомни, Господи, Давида с кротостью его святою,

Как он клялся перед Богом не переступать порог,

Не смыкать глаза и векам не давать своим покоя,

Прежде чем отыщет место, где б Господь вселиться мог.

Слышали о нем в Евфрафе, обрели в полях дубравы;

Побредем к Его жилищу, припадем к Его стопам.

Стань же, Господи, с ковчегом, и в сиянье вечной славы

Облекутся в правду люди и возрадуются там.

Господи, Давида ради клялся истиной Своею:

«Посажу Я на престоле плод от чрева твоего.

Если сохранить завет Мой сыновья твои сумеют,

Перед внуками твоими не отвергнусь от него».

Ибо Бог избрал Сион и в нем обрел Себе жилище:

«Это Мой покой навеки, здесь вселюсь Я до конца;

Я благословлю их пищу, нищих хлебами насыщу,

Дам спасенье им, и радость не сотрется с их лица.

Там взращу Давида крепость, дам помазанному силу,

А врагов его низрину в несмываемый позор;

Чтоб вокруг престола свечи негасимые светили,

Чтоб венец его всю землю озарял с Сионских гор».

 

ПСАЛОМ 132

 

Прекрасней нет, чем братьям вместе жить!

Как миро с бороды у Аарона

Стекает на одежду, как лежит

Роса Ермона на горах Сиона.

Там Бог благословляет свой народ

И жизнь до века любящим дает.

 

ПСАЛОМ 133

 

Благословите Бога все, кто ныне

Стоит во храме Господа. К святыне

Прострите руки в полуночный час.

Прославьте Господа, Творца вселенной,

И Он благословит рукой нетленной

С высот Сиона каждого из вас.

 

ВСЕНОЩНАЯ

 

Земля погружена в тяжелый сон,

Тревожна ночь и непроглядна темень.

И снова тесный храм заполнен теми,

Кто верует, что свет – непобежден.

 

Взор устремив, кто долу, кто горе,

Застыли все в недвижном ожиданьи;

Весь мир притих и затаил дыханье,

Лишь теплится молитва в алтаре.

 

Но вот – как бы незримая черта,

Что отделяет ночь от воскресенья,

Разрушится в единое мгновенье,

И – растворятся царские врата,

 

Как будто бы невидимо простер

Господь с престола руку нам навстречу.

И возгорятся восковые свечи,

И грянет тысячеголосый хор;

 

И хлынет необъятный свет с небес,

И разом вся вселенная проснется,

Когда под купол трижды вознесется:

«Христос воскрес! Воистину воскрес!»